Изображения
Цвета сайта
Шрифт

Администрация Заветинского района

Из рассказа жительницы села Заветное Н.М.Чекутаевой

22 February 2017

Об этой удивительной истории, произошедшей с моим отцом в далекие времена мне рассказала моя бабушка Ксения.

Шла весна 1925 года. Наступила пора сельскохозяйственных работ. Пятилетнего старшего сына Максима дедушка Ефим Яковлевич, работавший в колхозе бригадиром овощеводческой бригады взял с собой на работу. Ехали они на бедарке и, любопытный от природы Максимка время от времени задавал интересующие его вопросы об окружающих их полях, лесополосах и домиках, стоящих вдоль лесополос. Это оказывается были пчелиные улья.

В общем вопросы Максимка задавал не уставая и дедушке видимо было это не в новинку. Приехав на огород дедушка занялся распределением женщин для работ по разным культурам, а Максим следовал за ним как хвостик. Но, что интересно, в разговор он не вступал, так как по-русски Максимка не говорил. Детского сада в те времена в колхозе не было и он воспитывался дома под присмотром его дедушки и бабушки, т. е. моих прадедов.

По каким-то срочным делам Ефим Яковлевич уехал в правление колхозом и долго время не возвращался. Наступило время обеда. Женщины, работавшие в бригаде, расположились на стане обедать, развязав свои узелки с едой. Сердобольные и заботливые они предлагали проголодавшемуся малышу яйца, айран, варенную картошку, а также другую снедь – пышки, оладьи, но Максимка от всего отказывался и только просил по-татарски: «Бирегись миня суган! Мин келим суган!!!». Женщины ведь не слова не понимали и малыш стал плакать и раздражаться, требуя свое.

Когда приехал Ефим Яковлевич, женщины рассказали ему об этом и все рассмеялись, поняв, что ребенок просил всего на всего зеленый лук без которого он не соглашался есть варенную картошку.

Моя бабушка Ксения тоже работала в колхозе, но на других работах, так как младшему брату отца Михаилу было всего лишь 2,5 года.

…Прошли годы…

Наступили грозные 40-е годы XX века. Фашистская Германия без объявления войны вторглась на территорию СССР. Дедушка первым ушел на фронт в августе 1941 года. Старший его сын Максим был призван в марте 1942 года. С войны он вернулся с орденом Красной звезды и медалями.

Уже в наши дни племянник Рамазанов Максим Александрович сумел к 70-летию со дня Победы в Великой Отечественной войне обрадовать всех родственников тем, что он нашел в «Интернете» наградной лист не только моего отца, но и дедушки.

Нам, детям, отец никогда не рассказывал о войне и о том, за что же его наградили орденом «Красной звезды».

Привожу дословно: «Гвардии старшина Рамазанов, находясь, в батарее с июля 1942 года, показал себя, как выдержанный и бесстрашный связист. 20.08.1944 года при прорыве вражеской обороны под непрерывным артиллерийским минометным огнем противника 4 раза исправлял порывы телефонной линии, чем обеспечивал непрерывную связь с дивизионом и способствовал точному ведению огня! 21.08.1944 года на подступах к немецкой колонне тов. Рамазанов с непосредственной опасностью для жизни быстро и четко давал связь, чем способствовал успеху нашей пехоты в занятии указанного пункта. Тов. Рамазанов достоин представлению к правительственной награде – ордену «Красная звезда». Командир 127 Гвардейского артиллерийского краснознаменного полка. Гвардии подполковник Павленко».

Такая вот история моего отца, которому я обязана жизнью и тем, что благодаря ему смогла в свое время получить приличное воспитание и образование. Светлая ему память!!! Моим землякам хуторов Никольского и Шебалино знавшим при жизни отца и дедушку, я думаю, понравятся эти слова, напоминающие мне отца и деда: «Где взять мне слов благодаренья? Душа любви и чувств полна. Но силы нет для выражения: нема и немощна она. Прими здесь лепет мой нестройный. И дай мне там, где мир святой течет рекой любви спокойной воспеть тебя, мой бог, хвалой!»…